ProPR / На главную





<<<  август 2009  >>>
Пон Вто Сре Чет Пят Суб Вос
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

PR в лицах.

Евгения Панкратьева: PR-специалистов стало больше и они стали изобретательнее

10-08-2009 07:52

Сайт ProPR.com.ua продолжает знакомить своих читателей с работой PR-агентств Украины. Сегодня о деятельности PR-агентства Noblet Media CIS расскажет его генеральный директор – Евгения Панкратьева.

Об агентстве Noblet Media CIS

ProPR: Noblet Media CIS, несмотря на юный возраст, смело можно считать одним из самых успешных агентств Украины. Я бы даже сказала, мощным монстром украинского PR-рынка. В чем секрет успеха Noblet Media CIS?

Евгения Панкратьева: Мы не такие уже и юные. Нашей организации и коллективу больше 5 лет. А если принять во внимание, что PR  на профессиональном уровне у нас в стране занимаются не более 10 лет, то иметь команду, которая сплоченно работает последние 5 лет – это очень показательно. Что мы сами считаем нашим успехом: это наш коллектив, наши клиенты и то, что мы никогда не останавливаемся на том, что уже сделали. Нам интересно идти дальше во всем: географии работы, методиках взаимодействия с целевыми группами. А чем дальше идем мы, тем больше людей идет за нами.

ProPR: Какая у Вас сегодня структура агентства? Сколько у Вас сотрудников?

Е.П.: Если говорить о нашей украинской структуре, то у нас 27 человек. Еще несколько сотрудников у нас в Казахстане и Азербайджане. Структура очень простая, максимально горизонтальная. Это именно та структура, о которой я мечтала, работая в других компания топ-менеджером. Как показывает опыт и тот факт, что большинство конкурентов копирует эту структуру, она самая эффективная. Особенно в условиях оптимизации.

ProPR: Пользуетесь ли Вы какими-то особенными приемами при мотивации своих сотрудников?

Е.П.: Наша система выбора сотрудников построена таким образом, что сотрудники сами выбирают новых кандидатов. Собеседование проводят несколько человек. Если все сошлись во мнении, что нам претендент подходит – он поступает к нам на испытательный срок. Мы выбираем долго и из большого количества претендентов. Но бывает и такое, что сотрудник, проработавший у нас пару лет, попадает на испытательный срок снова. Это происходит в том случае, если все его окружение и я считаем, что он медленно растет и у него снижается качество работы. Мотивация у нас простая: чувство гордости за свои проекты и финансовая часть. Кроме того, я знаю, что особенно нравится нашим сотрудникам: отсутствие внутренней бюрократии. Все направлено на то, чтобы нашим клиентам было быстро и удобно с нами.

ProPR: Что входит в круг Ваших обязанностей как директора агентства?

Е.П.: Я воспринимаю свои обязанности гораздо шире, чем любой другой директор PR–агентства. Я занимаюсь и развитием бизнеса, и контролем текущих дел, и внесением новых инноваций и технологий. Иначе и быть не может – только при условии полного вовлечения управляющего во все процессы бизнес развивается. Весь наш коллектив знает, что я не люблю в своих обязанностях только одно: административные функции. Но все равно, эффективнее меня их выполнить на данный момент некому. Не уверена, что посторонний человек сможет справедливо и эффективно управлять нашим коллективом. Да, честность и справедливость – лично  для меня это очень важно в нашем агентстве.

ProPR: Отразился ли экономический кризис на Ваших заказчиках и, соответственно на работе агентства?

Е.П.: Естественно, отразился. Но мы все этого и ожидали. Еще в сентябре 2008 мы начали то, что называется оптимизацией затрат. Я благодарна Edelman, который прислал управляющим агентств во всем мире документ о том, какие шаги рекомендуется предпринять управляющим накануне кризиса. Этот документ они прислали в августе, если не ошибаюсь. Я удивилась, но уже читая первые 10 пунктов, поняла, что и без кризиса таким образом можно сократить издержки. Так что в октябре мы были полностью готовы. Может быть, я немного перестаралась с оптимизацией – зато в феврале и марте, когда большинство агентств закрылись или сократили персонал до 2 человек, мы чувствовали себя неплохо. Другое дело, что после удачного 2008 года мы вернулись к оборотам 2005–2006 годов, но, к  сожалению, мы не можем на это повлиять. PR не является первоочередной бизнес - необходимостью для предприятий. Нам еще и так везет, что затраты на PR всегда были меньше, чем на остальные средства коммуникации, поэтому их сокращение не привело бы к глобальной экономии, поэтому PR-бюджеты не тронули. Другое дело, что теперь большинство компаний, сократив до нуля маркетинговый бюджет, считает, что того же эффекта, которого они годами добивались, тратя миллионы, можно достичь средствами PR с небольшими бюджетами. И вы знаете, иногда это получается. При условии, что продукт хороший.

ProPR: Noblet Media CIS реализовывает рекордное количество проектов. Поделитесь с нашими читателя самыми интересными. Какой проект Вы считаете самым успешным?

Е.П.: Любой из реализованных проектов мы считаем удачным. Почему: во-первых, тщательно продумываем вместе с клиентом на этапе планирования, во-вторых, наши прогнозы всегда очень приземленные – поэтому результаты получаются такими, как мы и думали в начале. Нам лично очень нравится образовательный проект для BOSCH – кроме нас никто не делал совместные проекты с государственными учебными заведениями. Да и для BOSCH это единственный проект в восточной Европе – они сами им гордятся. Проект потребовал года скрупулезной работы – зато нескоро его сможет кто-то повторить. Еще нам очень нравится то, что мы делаем для фармацевтических компаний, наших клиентов – каждый проект уникален.

ProPR: Евгения, не секрет, что в любом PR-агентстве – да и не только в PR-агентстве – при выполнение заказов случаются непредвиденные ситуации. Расскажите о каком-нибудь курьезе из Вашей практики.

Е.П.: Непредвиденные ситуации появляются только в одном случае – кто-то не удосужился проанализировать слабое место и подстраховаться. У нас в агентстве принято говорить перед проектом: «где у нас может возникнуть слабое место?» и принимать все меры, чтобы такого не случилось. Как правило, осложнения могут возникнуть, если вы имеете дело с властями. К сожалению, никакой подписанный  документ не может быть гарантией того, что вам обещали власти. Вот, например, год назад мы открывали для одного из клиентов флагманский магазин на Крещатике. У нас на руках были все разрешения и заверения властей в содействии. И что же: приезжают сотрудники в 7 утра готовить территорию, прилежащую к магазину, к празднику – а нужная нам половина Крещатика оцеплена милицией. Сотрудники спрашивают, когда освободят территорию, а милиция отвечает: а через 2 дня, когда закончатся съемки исторического фильма. Что это обозначает: кто-то из властей не состыковал даты и время проведения мероприятий, получилась накладка. Конечно, сотрудники сделали все возможное и вышли из ситуации: нашему клиенту выделили весь майдан вместо той части Крещатика, где мы планировали все сделать. Для нашего клиента это оказалось дополнительным бонусом, он был доволен.

Также осложнение бывают, когда кризисные ситуации комментируют чиновники, которые мало что понимают в том, о чем говорят и не осознают последствий. Как пример могу привести комментарии одного из районных чиновником о предполагаемом допинге среди спортсменов, журналисты подхватили это высказывание – а в результате украинскую сборную чуть не дисквалифицировали, что нанесло бы урон национального масштаба. Вот с такими непредвиденными ситуациями бороться сложнее всего.

ProPR: Ваше агентство является лауреатом нескольких PR-премий. Насколько важно для агентства принимать участие в конкурсах, а главное выигрывать их?

Е.П.: Мы участвуем только в незаангажированных конкурсах, в которых жюри выступают международные эксперты. Украинские междуусобицы нашим клиентам мало интересны. Если клиент вместе с нами решает, что проект стоящий – мы подаем его в крупнейшие международные ассоциации. Другое дело, что корпоративным проектам из отдельной страны сейчас гораздо сложнее – так как они должны конкурировать с глобальными международными проектами, типа борьбы с потеплением, или кампания Обамы, или кампании с улучшением водных ресурсов в Африке. Конечно, жюри отмечает уровень креативности или нестандартных механизмов при реализации проектов – мы практически всегда попадаем в шорт-листы. Но награды последний год получают те проекты, которые имеют значение для всего мира. При существующей власти я не уверена, что кто-то из PR–специалистов сможет показать что-то от страны как минимум. Последнее награждение, которое я видела, происходило в Брюсселе, люди из Европейского парламента наградили EURONEWS за кампанию по ребрендингу.

ProPR: В одном интервью Вы сказали, что над имиджем Вашего агентства работает отдельная структура. Как сегодня строится имидж Noblet Media CIS?

Е.П.: В прошлом году мы наняли агентство, которое должно было нами заниматься. Но спустя 2 месяца перестали с ними работать. Нам такой уровень обслуживания не подходит. Так что сейчас мы опять делаем все сами – в свободное от работы время. А этого времени практически нет. Кроме того, мы решили делать то, что никто еще не делал и что рынку будет полезно. Я говорю об определенном инструменте - не знаю, когда окупятся наши инвестиции, но без этого работать и говорить о каком-то уровне профессионализма невозможно. С присущей нам комплексностью и дальновидностью мы покроем сразу 3 страны: Украина, Казахстан и Азербайджан. Новость об этом инструменте и он сам появятся в сентябре.

ProPR: Как дружная команда Noblet Media CIS проводит корпоративный отдых?

Е.П.: Мы стараемся быть разнообразными. Мероприятия мы проводим не меньше 2–3 раз в год. Это или картинги, или водные мотоциклы, или боулинг, заканчивается все ужином. Решение принимаем вместе. У меня есть только одно ограничение: безопасность сотрудников. Кроме того, мы с самого начала работы агентства оплачиваем сотрудникам занятия в фитнес-центре: спорт – это очень важно.

О PR-рынке Украины

ProPR: Женя, Вас смело можно назвать акулой рынка связей с общественностью, ведь вы в этом бизнесе работаете много лет. Насколько, по-вашему, изменился отечественный PR-рынок за последние 10 лет?

Е.П.: Да, у меня опыт именно в бизнес-секторе. Что мне нравится: PR-специалистов стало больше, они стали изобретательнее, большинство умеет прогнозировать результат, стали увереннее вести себя с теми, кто принимает финансовые решения. Бюджеты, которые компании тратят на PR, стали не в пример больше. Все стало как-то цивилизованнее, чем 10 лет назад, когда надо было объяснять все и всем: журналистам, сотрудникам, клиентам. Сейчас, конечно, проще. Клиенты уже имеют опыт работы с PR, грамотнее ставят цели и понимают, что получат в конце. Определились пулы грамотных журналистов в финансах, экономике, политике, телекоме и других отраслях. Вообще много хорошего произошло. Что не нравится: по-прежнему низкий уровень порядка 85% специалистов. Получается, что 15% тянут всех остальных за собой. Если бы число профессионалов увеличивалось, все бы шли быстрее. Но, необходимо заметить, что эти процессы происходят во всем мире. Не нужно думать, что Украина отсталая – это не так. Мы уже где-то посередине по сравнению с другими странами. Просто мы очень молоды.

ProPR: PR-отрасль в Украине развивается. Соответственно у заказчиков PR-агентств меняется представление о PR – приходит понимания задач связей с общественность. Насколько сегодня у потенциальных клиентов PR-агентств глубокое понимание специфики PR?

Е.П.: Все клиенты разные и всем нужно разное. Соответственно, требования у всех тоже разные. В том и состоит профессионализм, чтобы вникать в бизнес клиента и понимать, что он хочет в краткосрочном периоде, а что долгосрочно. Кроме того, далеко не у всех компаний есть отдельный PR-специалист. Задачу агентству иногда может ставить любой сотрудник компании: финансист или маркетолог. С каждым клиентом нужно говорить на его языке и четко определять, что возможно сделать, а что нет.

ProPR: Какие Ваши прогнозы развития украинского PR-рынка в ближайшее время?

Е.П.: Я думаю, что на уровне 2006 года.

ProPR: Какие шаги Вы, как высокопрофессиональный специалист, посоветовали бы сделать правительству государства для улучшения имиджа Украины как на международной арене, так и внутри страны?

Е.П.: С государством отдельный разговор. Мне кажется, что при существующем положении дел в правительстве, нормальным консультантам там делать нечего. И PR-специалистам, которые работают прозрачно и профессионально, как мы – тоже. Кроме того, в прошлом году мы выиграли в тендере один из похожих проектов – но на него не выделили финансирование. И так повсеместно. Репутация государства пока, к сожалению, никого не волнует в правительстве. Поэтому советовать некому. Я, как украинская гражданка, могла бы бесплатно работать в комиссии по вопросам репутации страны – но где эта комиссия? И будут ли у нее полномочия? Ведь для начала надо всем чиновникам высокого ранга провести тренинг по коммуникациям. Что и в какой ситуации говорить, как себя вести. В общем, больной вопрос.

ProPR: По Вашему мнению, у кого из политиков самая сильная PR-команда, а у кого самая слабая? Почему?

Е.П.: Я не работаю в секторе политики. У нас есть клиенты, которых Вы видите в телевизоре, но мы работаем с ними в другом направлении: профессиональная платформа и международная известность. Это мне гораздо интереснее.

О личном

ProPR: О Вас, как о специалисте связей с общественностью, много пишут. Расскажите и нашим читателям, какой Ваш путь в PR?

Е.П.: В PR я попала случайно. Я работала в крупной телекоммуникационной компании менеджером по рекламе и PR. В мои обязанности входило проведение отраслевых мероприятий, международных выставок и бартерные контракты со СМИ взамен на предоставление интернет-каналов. Если вы помните, 10 лет назад интернет стоил дорого, особенно выделенные каналы. Однажды ко мне пришел молодой человек и предложил выделить им мощный канал для самого крупного интернет- клуба на одной из центральных улиц Киева взамен на наружную рекламу в этом клубе. Планировалось, что в клубе будет около 100 компьютеров и клуб будет соединен с интернет-клубами в Москве и Пекине по сетке и будут проводится масштабные турниры с анонсами. Я заинтересовалась и пообещала, что мы выделим ему канал, когда он покажет полностью оборудованный клуб. Через месяц меня пригласили убедиться, что все готово. Мы выделили канал и договорились о дате открытия. И тут я подумала: если мне интересен проект, то, может быть, телеком журналистам тоже будет интересно? И я пригласила всех, кого знала. Потом на всякий случай пригласила еще информационные издания и деловые издания – просто для их личного интереса. Пришли 17 журналистов, написали больше 25 публикаций. Я собрала публикации и отдала владельцам клуба их экземпляры в знак успешного проекта.

Через пару недель меня пригласил на обед владелец российского агентства PRP Weber Shandwick и предложил возглавить украинский офис. Я сразу призналась, что им сначала нужно меня обучить, но мне очень интересно. Так я попала в PR. Обучением моим занималась Ольга Акулова, один из директоров Weber Shandwick, за что я ей сейчас очень признательна. Первые мои клиенты были Cisco Systems и Hewlett Packard.

ProPR: Евгения, Вы молодая хрупкая женщина, но в то же время Вас знают как сильную, напористую, принципиальную личность. Признайтесь, очень сложно работать директором сильного, успешного и перспективного агентства? Ведь не всегда оппоненты, конкуренты и т.д. действуют корректно и галантно.

Е.П.: Вы знаете, ведь многие люди меня лично не знают. Они судят обо мне по тому, что слышали от кого-то или читали где-то. Позже, когда мы  встречаемся лично, то признаются: «Мы думали, ты другая». Поэтому я стараюсь составить свое мнение о человеке только после опыта встречи или работы с ним. Что касается руководить бизнесом: мне это нравится. Да, мне пришлось изучить ведение управленческой отчетности, получить огромное количество юридических консультаций, выиграть несколько судов, встретить очень много людей - зато теперь я понимаю, что стала очень хорошим управляющим. Ведь только глубоко вникнув, можно стать профессионалом. Принцип у меня один: все, кто с нами работает, должен иметь впечатление, что имеет дело с доброжелательными профессионалами. Чтобы это было так, нужно провести определенную внутреннюю работу. И я считаю, что это работа директора. Методы достижения у меня всегда одни: честность, требовательность и помощь, когда необходимо.

К конкурентам у меня претензий нет. Например, я поддерживаю дружеские отношения с THE PBN Company, которых считаю одними из самых интересных собеседников среди конкурентов. Ведь люди, которые занимаются PR – разносторонние и, как правило, очень хорошо воспитаны.

ProPR: Женя, Вы неоднократно говорили, что любите скорость. Что Вы чувствуете, когда мчитесь за рулем своего авто? Рождаются ли вместе с адреналином новые захватывающие идеи? 

Е.П.: Поймите правильно, я не пропагандирую скорость в городе, где много машин и плохие дороги. Я езжу на спортивной машине, которая подразумевает очень быструю реакцию и определенные водительские навыки. Когда я рассматривала эту машину для себя, я спросила у Андрея Онистрата (это мой кумир в нескольких направлениях), что он думает об этой машине. Он ответил: «я думаю, что надо уметь хорошо водить, чтобы ездить на ней!». Мне кажется, теперь я могу выжать из нее максимум того, что она может. Новые идеи у меня во время езды не рождаются – я слишком занята управлением.

ProPR: Вы посетили множество стран мира. Какая страна поразила больше других, чем она Вас зацепила? Куда бы хотелось вернуться?

Е.П.: Мне всегда хочется в Берлин и Лондон. А разочаровала Доминикана. Сейчас открыла для себя скромное обаяние Крита. Хотелось бы подольше пожить в Риме.

ProPR: Как Вы проводите отдых?

Е.П.: Или мы с моим близким другом бродим по Берлину или Лондону, или гуляем с собакой в ландшафтном парке в Киеве.

Разговаривала Марина Стойко





Назад к списку


Подписаться на новости
Ваше имя E-mail

Если Вы зарегистрированный пользователь сайта, для подписки пройдите авторизацию, а затем вернитесь к этой форме

RSS

Мы в соц.сетях