ProPR / На главную





<<<  декабрь 2011  >>>
Пон Вто Сре Чет Пят Суб Вос
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

PR в лицах.

Денис Богуш: "Наши политтехнологи пока не научились себя продавать"

05-12-2011 14:04

Интервью порталу ProPR предоставил Денис Александрович Богуш. Президент Bohush Communication. Член Международной ассоциации паблик рилейшнз (IPRA). Вице-президент Украинской PR Лиги.

Денис Александрович, расскажите, пожалуйста, какие виды PR услуг предоставляет ваша компания? Какие из них наиболее востребованы в последнее время?
Мы работаем как в политике, так и в бизнесе. Сфера интересов нашей компании профессиональный PR и стратегические коммуникации. Исследования, коммуникационные компании под ключ, брендинг, политические технологии.  В последнее время в большей степени востребованы именно политические компании – бизнес не отличается особой активностью. Мы так же занялись реализацией проектов, связанных со стратегией развития регионов - брендинг регионов.
 
  
 
То есть в рамах одного агентства Вам удается объединять корпоративный PR и политическое консультирование?
Естественно эти вещи совместимы. У меня достаточно большой опыт в розничной торговле - в PR-компаниях супермаркетов, торговых марок связанных с продовольственной группой (Оболонь, Живчик, Сельпо, Фора, Нежин). Политическое консультирование и корпоративный PR шел параллельно с самого начала. Просто в какой-то год больше заказчиков из политики, а в какой то - из бизнеса. Как я уже говорил ранее на данный момент между политическими компаниями мы делаем акцент не столько на корпоративном PR, сколько на компании, связанные со стратегиями развития регионов. Это оказалось весьма востребованным.
 
Было бы интересно услышать о самом, на ваш взгляд, интересном/успешном PR-проекте, реализованном вашей компанией.
Самый запоминающийся - Оранжевая Революция.. Это безусловно была самая лучшая политическая компания в мире, не только на мой взгляд. Следующей лучшей компанией эта же ассоциация признала предвыборную компанию Барака Обамы.

Очень была интересная у нас компания по защите игрового бизнеса, во время которой нам удалось добиться наложения вето Президентом с нашей формулировкой, но, к сожалению, не удалось добиться полной отмены законопроекта.
 
Из политических компаний не менее запоминающимися были выборы мэра Белой Церкви и мэра Трускавца. Если же рассматривать более неординарные проекты, то весьма успешной была компания по взысканию долгов между двумя банками. Нами были полностью достигнуты поставленные задачи. Естественно названия данных фин.учреждений я, по понятным причинам, огласить не могу, но они входят в ТОП 10 банков Украины.
 
Денис Александрович, вы  сказали что к вам в компанию обращаются как бизнесмены так и политики. А кого бы вы хотели видеть своими клиентами в будущем?
Хотелось бы, что бы наши клиенты были людьми с моральными принципами и с каким то минимальным уровнем честности. С желанием вкладывать в свою страну, в свой регион, в свой город. Причем не ворованные деньги (смеётся).
 
Использует ли ваша компания какие либо инновационные технологии и насколько вы оцениваете роль IT при проведении PR-кампаний?
Инновационные технологии мы не только используем, но и сами разрабатываем. Это могут быть как просто стратегические игры, так и инновационные способы сбора, оценки и обработки информации. К примеру, в период Оранжевой Революции нами первыми была применена техника Conversion Models, которая позволила, разделив электорат на 6 групп, более точно определить психологическую модель поведения той или иной группы. До сих пор мало кто это применяет. Нам, применение данной техники, тогда очень помогло. 
 
Так же мы привезли в страну и популяризировали аппаратуру DART© - это электронная фокус группа, которая сейчас успешно используется на телеканалах, к примеру ICTV. Первый раз мы увидели ее в кинофильме Роджера Споттисвуда "Проект Ельцин" и, соответственно, привезли данный аппаратный комплекс в Украину. Сами тестировали всю продукцию, которая шла, после чегоозвучили результаты на пресс-конференции. Как видите, он до сих пор успешно применяется телеканалами. 
Что касается информационных технологий - используем в работе все социальные сети, успешно проводим компании, знаем границы эффективности проведения кампаний в сети Internet. К примеру с уверенностью могу сказать, что для мажоритарных компаний Internet на данный момент вообще не нужен, потому как там голосуют в основном бабушки-дедушки, которые не знают что это такое.
 
Как вы оцениваете нынешнее состояние украинского рынка PR? И каике изменения на рынке произошли за последний год?
По моему мнению, количество PR агентств сокращается. Потому как очень сложно работать в корпоративном секторе при плохом инвестиционном климате и, соответственно, очень много западных компаний закрываются и уезжают. Остаются в основном очень крупные транснациональные корпорации, которые работают даже в Белоруссии, либо же те, которые имеют так сказать гарантированных клиентов. 
 
Если же говорить про рынок политтехнологий, то в 2010-м году на местных выборах одновременно было сто тысяч кампаний в тридцать тысяч советов разных уровней. Соответственно 100000 компаний кто-то делал? То есть у нас вышло 100000 политтехнологов, которые могут прийти, и со всей серьезностью сказать: "Вот я сделал избирательную компанию". Изменился ли рынок политтехнологий? Ну, естественно как то изменился.
 
Плюс ко всему масса курсов, которые подготавливали людей, к примеру, PolitPR. И эти люди так же хотят теперь где-то поучаствовать каким-то образом. И вот этот рынок, в общем, цветет и пахнет.
 
Расскажите о специфике украинского рынка политического консультирования.
Специфика есть. Во-первых, наши политтехнологи отличаются достаточно высоким уровнем. Почему? Потому как уже привыкли участвовать в соревнованиях. К примеру, приезжающий к нам российский политтехнолог будет на порядок менее опытным в сравнении с нашим, потому как он не соревновался; у них компании делаются другими способами. 
 
Во-вторых, наши пока не научились себя продавать. Если наш политтехнолог говорит, что это стоит 1000$, то российский за это же действие просит 10000$.
Далее. Очень большое число людей, которые никогда не участвовали в избирательных компаниях, но утверждают, что они политтехнологи. И таких просто огромное количество на рынке. Я не знаю, как клиенты от них отбиваются. 
 
Ну а если говорить про специфику заказчика, то украинский заказчик очень любит понты. Он может взять себе очень дорого политтехнолога, не потому, что тот способен сделать ему шикарную компанию, а для того, что бы похвастаться перед своим "соседом". При этом заказчики платят очень плохо. То есть их нужно постоянно разными способами стимулировать: и как детей нянчить, и угрожать им, и предоставлять аргументы.
 
Еще один момент, на который я хотел бы обратить внимание - довольно часто бывает сложно понять имеет ли клиент сам влияние на принятие решений. Чаще всего есть некий спонсор, у которого есть много разных людей, которые пойдут в депутаты - соответственно окончательные решения принимаются им, и договариваться хотелось бы именно с ним. Но пробиться к тем, которые спонсируют очень и очень сложно.
 
Автор интервью - Александр Юркин 
Специально для ProPR  



Назад к списку


Подписаться на новости
Ваше имя E-mail

Если Вы зарегистрированный пользователь сайта, для подписки пройдите авторизацию, а затем вернитесь к этой форме

RSS

Мы в соц.сетях